Он кричал, что никогда не сделает этого, и в конце простонал, как шлюха